воскресенье, 23 июня 2013 г.


Путин подписал приговор режиму

Валерий Морозов

Создается впечатление, что многие наблюдатели, которые комментируют саммит G8 в Ирландии, не поняли, что там произошло. А произошло событие для России знаменательное, важное. После этого мир встал на путь, на котором для режима Путина, во всяком случае, в том виде и в том составе, в котором он сейчас правит Россией, места нет.

Основная интрига саммита было противостояние России и остальной «семерки» по вопросу о Сирии: вооружать оппозицию или не вооружать, бомбить или не бомбить? В мае 2011 года подобного противостояния на встречи G8 не произошло. Тогда «семерка» легко, надавив на Медведева, добилась согласия России на уничтожение Каддафи. Однако, в Ирландии ситуация была иной: Путин не Медведев, а ставки в Сирии выше, чем были в Ливии.

В Ливии Россия потеряла многомиллиардные контракты на добычу и переработку углеводородов, которые Каддафи заключил с российскими компаниями, приняв политическое решение ориентироваться на Россию. Это стоило ему жизни. Медведевская Россия его сдала. Как и свои интересы.

В Сирии тоже имеются и военные, и экономические интересы России. В 90-е и 2000-е многие чиновники и бизнесмены вложили деньги в сирийскую экономику, считая асадовский режим надежной гаванью. Однако, это не главное. Главная причина, которая заставляет Путина идти против партнеров, состоит в том, что Россия в Сирии может проиграть важный этап войны с исламским терроризмом.

Путин отчетливо понимает, что в Сирии происходит то, что является одним из этапов войны исламских радикальных международных сил за контроль над территориями и населением Ближнего Востока, Средней Азии и России. После победы в Сирии открытые военные действия начнутся в среднеазиатских странах бывшего СССР. Там России придется воевать открыто, своими войсками. В самой же России произойдет резкая эскалация терроризма. Допустить этого Путин не может, потому что режим такого напряжения не выдержит. Не выдержать может и страна. Возможен развал России.

Запад, прежде всего США, опасения Путина разделяют, но не считают, что последствия свержения режима Асада в Сирии могут быть настолько тяжелыми. Среди тех, кто воюет с Асадом, есть группировки, которые давно поддерживаются западными странами, и спецслужбы США и европейских стран надеются, что смогут удержать ситуацию под контролем.

Среди причин, которые толкают Обаму на быстрейшее свержение Асада, следует назвать и его сложное положение, пошатнувшийся авторитет США в мире. Провал политики в Ливии, поражение в Ираке. Теперь унизительное поражение в Афганистане. Даже британские СМИ, которые всегда поддерживают своего главного партнера, с плохо скрываемой издевкой, пишут и говорят, что США проиграли войну в Афганистане, бросают страну в руки талибов и не пытаются даже этого скрыть. «За что погибли 400 военнослужащих Великобритании? За что тысячи вернулись калеками?» - спрашивает британские телевизионные комментаторы.

Для Обамы и Камерона нужна победа, нужен успех. Неудача в Сирии для них станет явным политическим поражением. Но Путин отказывается их поддержать, считая интересы России и российские инвестиции в Сирии выше интересов лидеров стран партнеров по G8.

В этой ситуации давление на Путина было оказано не просто сильное и открытое, а предельное, за которым идет разрыв. И отстояв Асада, Путин поставил себя в критическое положение. Фактически, ситуация подошла к черте, за которой может быть два решения: G7 или должны разорвать отношения сG1, исключив последнего из своего клуба, или взять курс на замену его лидера. Секретно может быть принято решение о том, что смена режима Путина в России станет целью Запада. И не исключен вариант, что Запад уже это решение принял и на Путине поставил крест.

В любом случае, в Ирландии был сделан важный шаг для создания условий смены режима в России. Причем, документ, который стал краеугольным в этом процессе, подписал и Путин: об открытии информации по офшорам. По этому вопросу он противостоять уже не мог.

Здесь есть очень важный аспект. Дело в том, что не так трудно найти информацию о том, кому принадлежит офшорная компания. Не так трудно получить документы, показывающие, откуда и куда прошли коррумпированные и криминальные деньги. В рамках работы антикоррупционных структур, созданием которых я занимаюсь в Великобритании и других странах, в том числе международного фонда Anti-CorruptionWorldwide, я получал информацию и об офшорных компаниях, и о банковских проводках. Имея финансирование, всю эту информацию получить, затратив определенные усилия, можно. Проблемы в другом.

Во-первых, в мире действовали законы и акты, которые такой поиск часто делали незаконным. То есть, борясь с коррупцией и криминалом, можно было незаметно преступить закон. Законы защищали коррупционеров и криминальные деньги.

Во-вторых, получив информацию законным путем, было практически невозможно подключить к расследованию и борьбе с коррупционерами в России западные правительственные службы. Резко реагируя на информацию о коррупции в своих странах, например, среди политиков и чиновников, западные службы «зависали», когда речь заходила о российских чиновниках. Почему? То ли эта информация нужна была им для возможных оперативных действий, то ли никто не хотел тратить народные деньги из бюджетов стран на копание в преступлениях российских коррупционеров, то ли не хотели портить отношения с Россией, то ли потому, что никто не знал, что дальше делать с этими деньгами. То есть не было политической воли.

Теперь эта воля есть! Теперь становится абсолютно законным расследование и поиск денег российских коррупционеров за рубежом. Теперь никого не удивит появление в СМИ информации, которая раньше могла быть им представлена только спецслужбами. Если раньше, до встречи G8 в Ирландии, информация о деньгах, зарубежных счетах людей, составляющих ядро путинского режима, законным образом могла появиться в СМИ только из правительственных структур, что ставило лидеров стран в неудобное положение перед Путиным, то теперь любая утечка, информация может быть объяснена действиями неправительственных общественных организаций или СМИ.

Фактически Путин отдал зарубежные «копилки» и «сейфы» российских чиновников, их «кошельков», в том числе своего ближайшего окружения, под огонь антикоррупционных общественных организаций. Путин закрыл заграницу для денег российского криминала.

Для антикоррупционного нокаута остается одно: создать систему международных соглашений и законов, которые определят порядок ареста, конфискации обнаруженных счетов коррумпированных чиновников и криминалитета и схему использования конфискованных денег в интересах мировой экономики, в том числе и народов тех стран, где эти деньги были похищены. Например, России.

Вот над этим и работает Anti-CorruptionWorldwide.

Противостояние Путина и G7 в Ирландии будет иметь важные последствия и для внутриполитической ситуации в России. G8 – клуб самых влиятельных и развитых демократий, а не стран с наиболее сильной экономикой (тогда в клубе был бы Китай). И Россия должна соответствовать критериям этого клуба. В Лондоне, в политических кругах, ходят слухи, что оказывая давление на Путина, Обама и Камерон напомнили Путину о том, что и к России все больше претензий и с точки зрения коррумпированности режима, и с точки зрения его недемократичности. С Путина потребовали коренного улучшения в этой сфере, демократизации общества и режима.

Игнорировать эти требования, в условиях напряженности и противостояния с ведущими мировыми державами, Путин не может. Следовательно, в ближайшее время он попытается продемонстрировать терпимость власти к оппозиции, к критике.

Особое внимание политиков и мировой общественности будет привлечено к выборам мэра Москвы. И здесь могут произойти неожиданные события. Например, Навальному и другим нежелательным кандидатам дадут возможность участвовать в выборах. Суд над Навальным может быть отложен до окончания выборов, или решения суда будет таковым, что продемонстрировав миру причастность Навального к мошеннической схеме, ему даруют возможность «ради демократии» поучаствовать в «московских гонках».

Неудачный результат Навального станет лучшим подарком Путину. Сейчас для западных политиков и бизнесменов, хотя открыто признаваться в этом они не любят, схема, которую создали Белых, Навальный и Офицеров, является очевидной мошеннической. В том числе, по законам этих стран. 1.Губернатор поручает решить проблемы «Кировлеса», головного предприятия главной отрасли региона, не своему заместителю по экономике, который имеет право подписи и несет ответственность за эти вопросы по закону, а советнику на общественных началах, который не имеет ни опыта, ни ответственности, ни права подписи. То есть создаются условия для того, чтобы решения и его последствия не оставили подписанных документов, следов. Чтобы ни губернатор, ни советник, ни заместитель не оказались замешанными в том, что натворит советник. 2.Советник не делает то, что должен сделать по стандартам, регламенту любой компании, по теории и практике ведения бизнеса: напрямую соединить поставщика и главных потребителей продукции, исключив посредников. Советник делает ровно противоположное: вводит нового посредника – фирму своего друга, который никогда лесным бизнесом не занимался. И обеспечивает его монополией на закупку продукции…

На этом месте глаза западных чиновников и бизнесменов становятся стальными, а на губах начинает играть нехорошая улыбка… Им все понятно. Но говорить об этом сейчас нельзя. Алексей Навальный представлен им как главный лидер оппозиции, который может нанести сокрушающий удар по режиму Путина. Такого надо поддерживать, прощать «грешки» и надеяться на его исправление в будущем.

Если Путин допустит Навального к участию в выборах, то он продемонстрирует демократичность режима, мягкость, терпимость к оппозиции и ее грехам. Если Навальный наберет голосов меньше, чем ожидают его сторонники, меньше, чем они обещают западным партнерам, то Путину удастся поставить в проекте «Навальный» точку. А дальше, в последующих судах, и жирный восклицательный знак.

Однако, такой расклад дает шанс Навальному и РПР-ПАРНАС доказать обратное, победить на выборах (хотя бы морально) и перевести проект «Навальный» на новый политический уровень.

В любом случае, и для Путина, и для либералов, которые стоят за Навальным, и для самого Навального, игра стоит свеч. Решится ли Путин на эту игру?

Комментариев нет:

Отправить комментарий