четверг, 5 сентября 2013 г.

о казаках и "ряженных".

Уже длительное время наблюдается подъем казачьего движения. Однако при этом постоянно возникают обвинения тех или иных казачьих объединений в том, что они т.н. «ряженные». Хотя точные критерии, по которым можно отличить «истинных» казаков от «ложных» отсутствуют. Возможно, явных признаков «подлинности» казачьих объединений и нет. Но мне кажется, что, по крайней мере, для казаков Северного Кавказа существует два критерия для определения «истинных» от «ряженных» казачьих движений.
Во-первых: любое казачье объединение должно ставить целью вооружение казачества и создание в том или ином виде войск территориальной обороны из казаков, обязательно с правом хранения и ношения оружия (за опытом можно обратиться к Лукашенко).
Во-вторых: любое казачье объединение на Юге должно ставить целью, добиться права на самоопределение тех районов и населенных пунктов нац. республик Северного Кавказа, где русские составляют относительное большинство, с целью проведения местных референдумов о присоединении «русских» частей нац. республик к Ставрополью и Кубани.
В третьих: любое казачье объединение должно ставить целью ограничить колонизацию Старополья и Кубани пассионарями из нац. республик. Законным путем это можно сделать ужесточив паспортный режим, введением т.н. «соседского права» (для того, чтоб новая семья могла построить или купить дом в нас. пункте, необходимо получить согласие определенного количества соседей или сельсовета, фактически это будет прием в общину), предоставления русским статуса титульной нации на Кубани и Ставрополье.
Если некое казачье движение имеет в своей программе хотя бы один из этих пунктов, то можно говорить о том, что перед нами действительно казачье движение.
Если же эти пункты отсутствуют – то мы имеем дело с фольклорным казачьим клубом. Как правило, подобные движения легко узнать по внешнему виду их активистов: обвешиваются всеми мыслимыми и немыслимыми орденами и медалями, носят шаровары с лампасами, наиболее одиозные представители озабочены культивированием исконно казачьего языка и сохранением чистоты казачьей расы. Конечно, целенаправленно ссориться с ними не стоит, но просто надо иметь это в виду и относиться соответственно.
Относительно второго пункта существует уловка, которая позволяет уводить русское движение от цели. Когда ставится вопрос о самоопределении русских в нац. республиках, сразу слышны возражения о том, что многие некогда казачьи, а теперь деруссифицированные земли все рано останутся в нац. республиках. Однако здесь надо разграничивать два вопроса «кто виноват» и «что делать». Отвечая на первый вопрос конечно можно предъявлять этнографические карты Кавказа начала 20 века, ругать советскую власть за разказачивание или наоборот, хвалить ее за депортации. Но как только переходим к вопросу «что делать», сразу выясняется, что первым делом нужно остановить деруссификацию тех районов Сев. Кавказа, где русские еще доминируют.

Комментариев нет:

Отправить комментарий